"Ҳеч тўхтамасдан ҳаракат қилуб турғон вужудимизга, танимизга сув-ҳаво не қадар зарур бўлса, маишат йўлида ҳар хил қора кирлар ила кирланган руҳимиз учун ҳам шул қадар адабиёт керакдир. Адабиёт яшаса — миллат яшар".     Абдулҳамид Чўлпон

В мире поэзии. Абдулла Арипов

Ўқилди: 454

 

* * *

 Прощай, прощай –

Во мне твое прощание.

Прощай, ведь ты ушла, невинная газель.

Где ты теперь, в каком ты мирозданье,

Чья пред тобою распахнулась дверь?

Тебя я поздно встретил – рано потерял,

Кляни, достоин я твоих проклятий.

В сердцах чужих людей любовь к себе снискал,

Но сам не оценил твоих объятий.

О, как запутан мир души людской,

Как бесконечны драмы и страдания.

На сей раз сам я стал всему виной,

Ужель дана мне песня в наказание?

Прощай, прощай – во мне твое прощание,

Прощай, ведь ты ушла, невинная газель.

Где и в каком ты скрылась мирозданье,

Чьей верной спутницей ты нареклась теперь?

Смогло ли счастье отыскать тебя,

Кто нынче сердцу твоему стал дорог,

По ком тоскуешь в этот день, грустя,

Души моей истерзанной осколок?!

 

* * *

 

Осенние ветры повеяли снова,

Тревожа уснувшие грезы мои.

Как нить паутины, скользящей безмолвно,

Приди, дорогая, мой ангел, приди.

Мы будем бродить в предвечернем тумане,

Нам звезды озябшие будут мерцать.

Пусть ветер-бродяга и дождь неустанный

За нами следы наши будут смывать.

Увядшие листья в садах опадают,

Их шелест пускай не студит твою кровь.

Они только тени, а тени не знают,

Сколь велика и бессмертна любовь.

Не сетуя, молча, без слов сожаленья,

На мир беспредельный мы будем смотреть.

А осень, как чье-то сгоревшее сердце,

Вокруг продолжает задумчиво тлеть…

 

* * *

 

Прошу, те дни не вороши с тоской,

Угасшим взором не терзай мне душу.

Я для тебя теперь совсем чужой,

Свиданий мне твоих теперь не нужно.

Порой печалясь, радуясь порой,

Я жил своей любовью окрыленный.

Не знаю я, когда, и в миг какой

Ловец исполнил замысел свой черный.

В его руках теперь судьба моя,

А в сердце боль прекрасного страдания.

Те дни не вороши, прошу тебя,

Прошу, не мучь меня воспоминанием.

Пусть трогает печаль моя других,

Лишь ты не огорчайся вместе с ними.

Лишь ты не возноси мой скромный стих,

Лишь ты не защищай поэта имя.

Волнуясь, мне навстречу не спеши,

Лишь ты не будь приветлива со мною.

Увы, все чувства нежные твои

Мне кажутся теперь насмешкой злою…

 

* * *

 

В разгар весны осеннее дыханье,

Ночная свежесть сердце холодит.

Зачем напев свирели так печален,

Зачем душа так ноет и болит?

Скользящий луч звезды заледеневшей

Меж листьев сада тянется блестя.

Я не пойму душой оцепеневшей,

Какая память мучает меня?

Как воины в минуту пораженья,

Уныло смотрят кроны тополей.

И девушки усталой сновиденья,

Бессильные, витают средь теней.

Вокруг меня гнетущее молчание,

Не в силах я унять свою тоску.

В разгар весны осеннее дыхание,

Я ничего поделать не могу.

 

Послание

 Я посвящал тебе свои газели

И пел ночами для тебя одной.

Увы, теперь те годы пролетели,

Теперь тобой любуется другой.

Слыхал я, иногда в саду осеннем,

Уединяясь, любишь ты гулять.

И повторяешь грустные газели,

Листая пожелтевшую тетрадь.

И я гляжу порою на дорогу,

Встречая грудью солнечный рассвет,

И память о тебе дает подмогу,

И память о тебе хранит от бед.

Но от разлуки некуда деваться,

Лишь вечное терпенье наш удел.

И продолжает ветхий мир смеяться

Над всеми, кто в огне любви сгорел.

Зачем жалеть, раскаиваться в чем-то,

Коль в жизни сей потерь не миновать.

Нам остается только притерпеться,

Нам остается только забывать.

Пройдут года, и молодость растает,

Угаснут силы, и остынет пыл,

И нам тогда достаточно, вздыхая

Промолвить тихо: «Внучек, я любил…».

 

СЕРДЦЕ

 Добро ли, зло, как будто все одно,

Дороги, сердце – все к тебе открыты.

Горишь судьбы превратностям назло,

Горишь и не сгораешь все равно ты.

И на распутье я стоял не раз,

Меня не раз терзали думы.

О, сколько, сердце, о тебе подчас

Я пел как соловей неутомимо.

Быть может, иногда я лгал тебе,

Быть может, от тебя сам натерпелся,

Сегодня трезво говорю вполне,

Ты все же правым оказалось, сердце!

Под этим небом нам бродить еще,

Осмысливая жизнь еще скитаться,

А если ты не выдержишь, ну, что ж,

Лишь бедный мир наш смог бы удержаться.

Взывая к небу, пусть я закричу,

Взбунтуюсь я по праву убежденья,

Но только светлым видеть мир хочу,

Благословенное хочу я видеть время.

Хоть узник я твоих свободных чар,

Они мое пристанище и счастье.

Мне лишь бы оценить твой щедрый дар,

На полпути мне лишь бы не сорваться.

Чудесный край, ты в сердце у меня.

И радости, и горести в тебе.

Откликнись, слыша пение соловья,

Возможно, кто-то вспомнит обо мне.

 

* * *

 

Благословенно прожитое мною,

Всё, что уже не повторится впредь,

Всё то хорошее и всё дурное,

Чем мне гордиться и о чём жалеть.

 

Всё было: и падения, и взлёты,

Но, размотав клубки своих дорог,

Я видел то, что не увидел кто-то,

И то сказал я, что другой не смог.

 

Хоть мне неведомо, что предо мною,

Но я благословляю наперёд

Всё то хорошее и то дурное,

Что ждёт меня ещё и что не ждёт.

 

И пусть за тем ближайшим поворотом

Лучи не мне назначенных дорог.

Что не увижу я, увидит кто-то,

И кто-то скажет то, что я не смог.

 

* * *

 

В огне грозы иль под горящим кровом

Я ни сегодня не сгорю, ни впредь,

Я возвращусь к тебе живым-здоровым,

Чтобы от взгляда твоего сгореть.

 

И в бурю, что ломает пароходы,

Не утону, останусь я в живых.

Я возвращусь, пройду огонь и воды,

Чтоб утонуть в пучине глаз твоих.

 

УЛЕТАЮЩИЕ ПТИЦЫ

 Птиц, перелётных скрылась в небе стая,

Перо в руке. Пустая синева.

Вдаль улетела молодость шальная.

Осталась в жизни горечь—трын-трава,

 

Но всё же ты не говори жестоко,

что от любви осталась лебеда.

Ведь поцелуи юности далёкой

с губ наших не исчезнут никогда.

 

ОСЕННИЙ ПЕЙЗАЖ

 

Меня влечет в сады, влечет к природе,

Туда, где от осеннего огня

Уже пылают листья, что походят

На жар, горящий в сердце у меня.

 

В сады, где паутина, словно тина,

Где меж ветвей блестят ее слои.

А может, это и не паутина,

А мысли бесконечные мои.

 

Давно уж солнце не сжигает кожу,

А холодно мерцает меж ветвей,

Как будто на любовь оно похоже,

Оставшуюся в юности моей.

 

Переводы Наума Гребнева и Александра Файнберга

 

* * *

 

Позовет меня дорога –

И уйду, пыля, по ней

Вдаль от нашего порога,

От счастливых наших дней.

 

Ты, в окно пустого дома

Заглянув, увидишь там:

Кто-то прежде не знакомый

Тихо бродит по коврам.

То присядет, то привстанет,

То на звезды поглядит.

То мечтать о чем-то станет –

Сам с собой заговорит.

 

Может, ты его окликнешь

Старым именем моим,

А со временем привыкнешь

Разговаривать с чужим.

 

Утомительно и странно

Наша будет жить любовь,

Как невидимая рана

Нарывая вновь и вновь.

 

И, на улице встречаясь,

Будем мы обречены

Расставаться не прощаясь

И казниться без вины.

 

* * *

 

Ветра осенние завыли в тишине,

Воспоминанья им отозвались.

Приди, моя любимая, ко мне,

Как паутинка осени, спустись.

 

Пойдем с тобой в прохладу и туман

За призрачным лучом ночной звезды,

Пусть ближний дождь и ветер дальних стран

Сотрут с тропинок наших ног следы.

 

За нами листья желтые летят,

Пытаются глушить шаги твои,

И нам сады так нежно шелестят,

Как тени, что вздыхают о любви,

 

Безбрежный мир нам нынче добрый друг,

Печаль и радость с нами заодно,

И осень ровно так горит вокруг,

Как сердце, что навеки влюблено.

 

Перевод О. Дмитриева

Сайт бўлими: Ўзбек шеърияти

Қўшимча:

Ўзбекистон Миллий кутубхонасида “Звезда Востока” журналининг 85 йиллигига бағишланган тадбир бўлиб ўтди Ўзбекистон Миллий кутубхонасида “Звезда Востока” журналининг 85 йиллигига бағишланган тадбир бўлиб ўтди
Александр ФАЙНБЕРГ, Ўзбекистон халқ шоири Александр ФАЙНБЕРГ, Ўзбекистон халқ шоири
СИРОЖИДДИН САЙЙИД  (1958) СИРОЖИДДИН САЙЙИД (1958)
САМАРҚАНДДА КЎЧМА ЙИҒИЛИШ САМАРҚАНДДА КЎЧМА ЙИҒИЛИШ